мнение

Ну вот, опять общество взбудоражено обсуждает тему, актуальную для миллионов граждан. Возвращать максимально допустимую норму содержания алкоголя в крови? А если возвращать, то какой она должна быть? Или же оставить все, как есть? То есть, как распорядился некогда президент Дмитрий Медведев, содержание алкоголя в крови водителя должно быть нулевым?

Лично для меня эта тема распадается на две, и обе представляются одинаково важными. Одна касается вообще принципов принятия решений в политических кругах. А другая – непосредственно методов борьбы с пьянством за рулем. Начну с первой.

Когда пару лет назад президент Медведев вернулся к вопросу о допустимой норме содержания алкоголя в крови водителей, то его предложение сделать ее нулевой вызвало широкую дискуссию. Большинство авторитетных экспертов в один голос пытались убедить и президента, и депутатов Государственной Думы, рассматривавших поправки в законодательство, что так называемого "нулевого состояния" быть не может. Существуют и особенности человеческого организма, и погрешность приборов. В любом случае надо вводить нижний порог возможного наличия алкоголя в организме, уверяли эксперты. А вот каким он должен быть - решать медикам.

Однако победила совсем иная логика, далекая от экспертной. Логика властной вертикали: предложение исходит от президента, как же можно с ним не согласиться! Если приказано главой государства, что должен быть "ноль", то "ноль" и будет, по крайней мере, закрепленный законодательно. Несмотря даже на то, что из школьного курса стоило бы помнить, что абсолютного ноля даже в космосе не бывает. Тут же нашлись другие "эксперты", научно обосновавшие требование президента. В итоге напитки вроде лимонада, кефира и кваса оказались запрещенными для водителей, а диабетики и иные граждане, чьи болезни предполагают некоторое количество эндогенного алкоголя в крови, помчались в поликлиники за справками.

Очень удобная это позиция: брать под козырек, если старший приказал. Но в чем же тогда заключается гражданственность людей, облеченных властью и уполномоченных россиянами защищать их интересы? Хотя бы законы природы они должны принимать во внимание, голосуя за тот или иной законопроект? А если не принимают, если сегодня вновь и вновь реанимируются темы, по которым некогда были приняты волюнтаристские решения, вроде возврата перехода на зимнее-летнее время, что тогда? А тогда, видимо, не стоит удивляться итогам выборов, потому что есть прямая связь между принципами, по которым властные структуры принимают решения, и отношением к этому граждан.

Что же касается непосредственно темы возвращения нормы алкоголя в крови водителей, то к самой возможности столь чудесного превращения отношусь весьма скептически. Вовсе не потому, что являюсь сторонником пресловутого "ноля". Я сам водитель с более чем тридцатилетним стажем и за это время сталкивался с разными формами вымогательства на дорогах. Поэтому возвращение нормы в любом виде готов только приветствовать. Но слишком много у нее влиятельных противников, и еще не известно, чья точка зрения победит.

Хотя не могу не признать и другого. Законодательство, регулирующее все сферы дорожного движения, особенно в части водительской дисциплины, должно развиваться. Вопрос лишь в том, по какому пути здесь идти.

Нет ни одной страны в мире, где ответственность за нарушения Правил дорожного движения понижалась. Её везде лишь ужесточают. Пресловутая европейская дисциплина в этом отношении воспитана исключительно кнутом, а не пряником. И даже наши граждане, когда выезжают за границу, ходят, а, вернее, ездят там "по струночке". Но ответственность там – дифференцирована, за запредельную дозу алкоголя в организме можно и на десять лет прав лишиться.

В этой связи не могу не вспомнить беседу с членом Совета Федерации Владимиром Федоровым, долгое время руководившим ГИБДД России. Он очень авторитетный эксперт в этой сфере, сам был автором принятых поправок в действующее законодательство в 2004 году, на основании которых пьяные водители могут быть лишены права управления транспортным средством на срок до двух лет. Ему же принадлежат и поправки 2007 года о лишении прав на три года за повторное аналогичное нарушение.

Эти меры дали свои результаты. В начале девяностых годов каждое четвёртое происшествие на дороге совершалось водителем в нетрезвом состоянии. Сегодня их количество неуклонно снижается, и в первую очередь из-за того, что были приняты жёсткие меры. Но надо идти дальше, полагает Федоров, и теперь уже по пути дифференцированной ответственности за управление транспортным средством в нетрезвом состоянии.

Кстати, не так уж и давно в России действовала подобная система. Была первая степень, которая называлась "трезв, но имеются признаки предшествующего опьянения". Затем была лёгкая степень опьянения, средняя и тяжёлая. В некоторых странах такие правила действуют и поныне. Их вполне, полагает Фёдоров, можно возродить в современной России, где пока - что за одну тысячную промилле алкоголя, что за три промилле, равносильные смертельной дозе, - наказание одно: лишение прав на полтора-два года. А это концептуально неверный подход.

Правильнее было бы иное: определение ответственности по степени опасности действий. Одно дело, когда водитель совершает формальное нарушение, и совсем другое, когда это нарушение приводит к тяжким последствиям. Степень наказания должна соответствовать степени вины.

Выглядит это все вполне логично и вполне может быть реализовано в реальной жизни. Но – при одном условии: если включается разум, а не рефлекторная привычка брать под козырек, если старший приказал.

Присылать мне ответы на мой комментарий