мнение
Парфентьев Павел

Парфентьев Павел: Вложения в семью – это не социальная милостыня

Сегодня во многих странах наблюдается ситуация, которую можно описать как "институциональный кризис семьи". В чем он выражается?

Серьезно снижается рождаемость – не достигая уровня простого воспроизводства населения. Серьезно страдает институт брака – повышается число внебрачных детей. Становится все больше разводов на число заключенных браков. Между тем, аналитики говорят о том, что нормального уровня экономического и интеллектуального развития достигнут только те страны, население которых растет или увеличивается. С этой точки зрения, Россия сейчас в очень плохом положении.

Скажем, по данным Федеральной службы государственной статистики РФ, в 2010 г. родилось 1 млн. 788,9 тыс. человек, а умерло 2 млн. 28,5 тыс. – таким образом, естественная убыль населения составила 239,6 тыс. человек. Кстати, очень велика и проблема абортов – при такой величине естественной убыли, россияне посредством абортов уничтожили в 2010 г. 1 млн. 186 тысяч младенцев. В целом, к примеру, в 2009 г. суммарный коэффициент рождаемости в России составил 1,54.

Между тем, для простого воспроизводства населения этот показатель должен составлять 2,1. По прогнозам, он в течение ближайших лет не достигнет уровня, необходимого для простого воспроизводства населения, и к 2030 году составит в лучшем случае 1,85, а в худшем – 1,4. Таким образом, население России, по прогнозам демографов, из года в год будет претерпевать серьезную естественную убыль.

При такой ситуации негативные последствия для будущего нашей страны, для ее экономики – неизбежны. Европейский опыт показывает, что попытки решать такие проблемы за счет миграции ведут ко многим негативным явлениям и, в общем-то, не спасают ситуацию.

При этом нельзя рассматривать демографическую проблему без учета многих других данных. Данные социальных наук говорят, что стабильность состояния и развития общества основана на стабильности института семьи и его составляющих – институтов брака, детства, родительства (материнства и отцовства), родства и родственности.

Все данные говорят о том, что семья – наиболее благоприятная среда для роста и развития детей, обеспечивающая реальную общественную стабильность. К примеру, во всех странах дети, растущие в полных интактных (не затронутых разводами) семьях, в среднем отличаются лучшим физическим и психическим здоровьем, психологическим состоянием, чем их сверстники. У них обычно лучшие достижения в учебе, более стабильное поведение – существенно ниже уровень подросткового алкоголизма, употребления табака, наркотиков, подростковых беременностей, молодежной преступности. Кстати, и собственное здоровье взрослых, живущих в стабильном браке, лучше, чем у тех, кто "просто сожительствует" - и это тоже научный факт.

В целом, данные общественных наук можно суммировать так: семья – это своего рода уникальное явление природы, совершенно особенный социальный институт, который позволяет комплексно решать очень многие проблемы общества – от демографических до проблем безопасности и общественного мира (скажем, в межконфессиональной и межнациональной сферах). И полноценного заменителя этого института никто еще не придумал и, уверен, не придумает.

Причем все это касается именно т.н. "естественной семьи" - основанной на стабильном браке мужчины и женщины. При этом и зарубежные, и российские исследования показывают, что т.н. "фактические сожительства", внебрачные "семьи" - не заменяют естественную семью ни в демографическом, ни в социально-регулятивном отношении.

Иными словами, с точки зрения решения комплексных проблем общества и его развития, необходимо, чтобы не просто рождалось больше детей, а чтобы их больше рождалось и воспитывалось в родных семьях. А ситуация в этом отношении не очень благоприятна. Скажем, если в 1970 году вне брака родилось менее 11% детей, то в 2010 – это уже 25%. Если в 1970 году на 10 браков приходилось 3 развода, то в 2010 – больше 5. И текущая динамика не очень благоприятна.

Меры, предпринимаемые сегодня в рамках российской семейной политики – скажем, выплата пособий семьям (кстати, крошечных), материнский капитал – почти не меняют и не могут радикально изменить ситуацию. Чтобы эта ситуация изменилась, необходима целая система мер семейной политики, направленная на то, чтобы, цитирую российского фамилиста проф. А. И. Антонова: "Содействовать сохранению семейного образа жизни и нейтрализовать тенденции, препятствующие этому".

Этот комплекс мер должен быть направлен на то, чтобы увеличить потребность у людей в семье, а у семьи – в детях, и на создание социально экономических условий, позволяющих эту потребность полностью удовлетворить.

Во-первых, необходимо отказаться от копирования идеологизированных моделей защиты детства западного образца. Система защиты детства должна быть построена на доверии и уважении к семье и родителям, на повышении их общественного престижа. Сегодня существует слишком много законодательных норм, позволяющих вмешиваться в семейную жизнь. Люди просто не чувствуют себя в безопасности в собственной семье. Разумеется, это не ведет к повышению рождаемости и закреплению семейного образа жизни, для института семьи это разрушительно. Крайне важна законодательная защита семьи от любых произвольных вмешательств.

Во-вторых, необходимо создавать условия, при которых рождение каждого ребенка в семье будет вести к улучшению ее благосостояния, а не к ухудшению. Помимо пособий, эти условия должны включать специальную, ориентированную на всемерную поддержку семьи политику, включающую такие меры, как специальные государственные шаги по улучшению семейного дохода, серьезные налоговые льготы для семей (возрастающие при рождении каждого ребенка), особая семейно ориентированная система льготных и беспроцентных кредитов. Сюда же включается расширение возможностей для семейного бизнеса и развитие некоммерческой системы обеспечения семей, имеющих детей, доступным качественным жильем.

В-третьих, необходимо создавать условия, при которых те матери, которые этого хотят, смогут спокойно оставаться дома и воспитывать детей как минимум дошкольного возраста. Разумеется, при этом они должны получать доход от государства – и это не должно рассматриваться как иждивенчество. Это – необходимость, если мы хотим иметь физически и психически здоровых граждан, хотим снизить подростковую преступность и сделать так, чтобы дети становились законопослушными гражданами, приверженными семейному образу жизни.

Иными словами, все вложения в семью – это не социальная милостыня, а серьезные инвестиции в реальное развитие и стабильность будущего российского общества.

Наконец, необходимо сознательно ограничивать те явления в социуме, которые оказывают разрушительное воздействие на семью. То, что разрушительно для семьи, несет серьезные негативные последствия для всего общества, и общество должно от таких вещей защищаться. Не случайно защита семьи – одна из конституционных обязанностей государства.

Эффективность такой просемейной политики может оцениваться по целому ряду показателей, среди которых назову главные: снижение доли браков, кончающихся разводами; повышение доли интактных семей; повышение доли многодетных семей (для простого воспроизводства населения их должно быть не менее 60% от общего числа семей с детьми); снижение доли детей, рожденных вне брака; уменьшение числа случаев принудительного вмешательства со стороны государства в семейную жизнь; снижение доли социальных сирот среди детей, лишившихся попечения родителей; снижение числа абортов. Этот список можно продолжить, таковы лишь наиболее очевидные критерии.

Присылать мне ответы на мой комментарий