мнение

Сначала воронежский губернатор Алексей Гордеев на встрече с президентом Дмитрием Медведевым пообещал за пять лет вывести свой регион в тридцатку лучших, а за 10 – в число первых 15.

Спустя полгода он вновь поднял эту тему: "В самом начале своей деятельности на посту губернатора я сделал весьма амбициозное заявление о своей цели вывести Воронежскую область в число регионов-лидеров. Я убежден, что без амбиций, нацеленных на решение именно таких серьезных задач, нет особого смысла занимать губернаторский пост".

Всячески поддерживая губернатора в его амбициях, я бы хотел трудную задачу Гордеева еще осложнить.

…Однажды, в очередной раз посетив красивейший город на Волге, я задал себе неожиданный вопрос: а почему столица России – не Ярославль? Я москвич, люблю Москву, горжусь ее славным статусом. Но, если объективно, почему все-таки она, а не Ярославль?

По возрасту старше. По местоположению – и говорить нечего: чтобы назвать Москву портом пяти морей, пришлось прорыть несколько каналов и позаимствовать воду у щедрой Волги, а Ярославль стоит на высоченном берегу крупнейшей реки Европы, которую не зря же именуют главной улицей России.

Опять же безопасней, подальше от тревожных границ: ни поляки, ни немцы сюда не добирались. Красивейший центр, потрясающая набережная, а какая культурная традиция – здесь родился русский театр, здесь нашли бесценную рукопись "Слова о полку Игореве".

А, вообще, сколько столиц нужно стране?

В США их полно: Вашингтон - политическая, Нью-Йорк - международная, с резиденцией ООН, Лос-Анжелес - киношная, Детройт - автомобильная, Бостон - университетская, Майами - курортная, Сиэтл - компьютерная, Нью-Орлеан - джазовая, Лас-Вегас - развлекательная.

В маленькой Литве и то четыре: Вильнюс и Каунас - традиционные, Клайпеда - портовая, Паневежис - театральная. А в России всего две: Москва и Питер. Не мало ли для самой большой страны планеты?

Россию веками давила тотальная централизация, огромная страна вертелась вокруг главной точки. И Москва не вся столична. При диктатуре говорили, что коммунизм кончается в километре от Кремля – ЦК КПСС, министерства, театры и музеи, даже закрытые распределители (символ номенклатурной жизни "по потребностям") располагались внутри Садового, а чаще Бульварного кольца. Мы и сейчас от этого недалеко ушли.

А ведь хватает стран, где столица вовсе не главный город. В Бразилии власть квартирует в небольшом городке Бразилиа, построенном великим Нимейером, а жизнь бурлит в Рио и Сан-Паулу. Столица Австралии маленькая Канберра, но жители Сиднея и Мельбурна вовсе не чувствуют себя чем-то обделенными. В Канаде Монреаль и Торонто больше и богаче столичной Оттавы. Города делят между собой культуру, финансы и влияние, а страна от этого становится не слабей, а сильней.

Чем столица отличается от прочих городов? Резиденцией президента, зданием парламента? Большинству москвичей пребывание рядом Госдумы не приносит ничего, кроме пробок в центре. Рядовых людей столица привлекает, прежде всего, широкими возможностями. Но ведь эту "столичность" вполне можно создать и в других городах. Что это такое – столичность?

Это самые авторитетные вузы, лучшие больницы, знаменитейшие театры, великие музеи. Неужели России не по силам обеспечить такой "столичностью" пять, или десять, или пятнадцать своих крупных городов? Когда в Новосибирске создали отделение Академии наук со своим университетом, одаренные ребята из Сибири перестали рваться в МГУ и МВТУ, во многом прекратилась утечка мозгов из азиатской России в европейскую. Когда в Кургане открыл свою клинику гениальный Гавриил Елизаров, больные стали ездить к нему из Москвы.

Веками российские столицы высасывали из страны все лучшее: лучшие ученые, артисты, врачи в поисках успеха были вынуждены перебираться в Москву или Питер. При коммунистах этот процесс дошел до дебильного состояния: полстраны ездило в Москву за колбасой. Спасибо рыночной экономике, больше не ездят. Но стремление взять под полный контроль все богатства страны осталось. Александр Лебедь, став Красноярским губернатором, зло пошутил: все деньги уходят в Москву, нам остается только дым.

Когда появились федеральные округа, возникла надежда, что наконец-то в России появятся города, по культуре и экономике сопоставимые с Москвой. Увы, все кончилось созданием новых чиновничьих кресел. Не мало ли для реформы? Наш Дальний Восток с его богатейшими недрами висит на тонкой нитке Транссиба.

России позарез нужно окно в Азию, мощный культурный и финансовый центр, тихоокеанский Питер, куда таланты стремились бы, как из Нью-Йорка в Сан-Франциско. Владивосток хороший город, но, увы, не настолько, чтобы, оправдывая имя, владеть Востоком.

Нижний, Казань, Омск, Самара, Иркутск непременно дождутся своей "столичности". А Воронеж? У него шансы есть?

Еще какие!

Один из пятнадцати российских городов-миллионников. Почтенный возраст – 425 лет. Город воинской славы. Центр российского Черноземья. А история – зачитаешься! Чего тут только не было! Именно здесь Петр Великий строил первый русский военный флот. Именно отсюда на борьбу с Наполеоном ушли десять полков воронежского народного ополчения. Именно здесь во время Великой Отечественной делали знаменитую "Катюшу". Именно здесь воевал один из лучших наших полководцев генерал Черняховский.

Были в истории Воронежа и менее очевидные события – но какие захватывающие! Здешние горожане поддержали Лжедмитрия – уж очень они не любили центральную власть. На Воронеж опиралось войско Лжедмитрия Второго, недолгого и невезучего вождя народного восстания против московских бояр, почти сговорившихся посадить на русский престол польского королевича Владислава. Кто там был прав, кто виноват, историки пока не разобрались. Пусть разбираются!

Зато совсем бесспорна роль Воронежа в создании главного богатства России – ее литературы. С именем старинного города связано творчество и судьба трех великих русских писателей: Осипа Мандельштама, Андрея Платонова и Анатолия Жигулина. Здесь жил и работал мудрый Гавриил Троепольский.

Словом, из истории и культуры России воронежскую страницу не вырвешь.

Алексей Гордеев обещает вывести свой регион в российские лидеры. Упор он делает на экономику. Как говорится, дай ему Бог! Но стоит напомнить губернатору, что есть и другие стороны жизни, не менее важные. Чтобы люди работали в полную силу, чтобы вкладывали деньги в свою область, а не в Лихтенштейн или Кипр, нужно кое-что, помимо экономики.

Нужно, чтобы своя малая родина была любимой. Чтобы ни за качественным образованием, ни за современной медициной, ни за высокой культурой, ни, в конце концов, за счастьем люди не рвались в иные края. Нынче молодежь валом валит в столицу. Так вот надо эту столицу создавать у себя, в родном городе, в родном краю.

Сумеет ли Алексей Гордеев сделать Воронеж столицей российского Черноземья? Не знаю. Но буду держать за него кулаки.

Присылать мне ответы на мой комментарий