мнение
Воеводина Татьяна

Воеводина Татьяна: Предпродажная подготовка в масштабах страны?

С прогнозом Михаила Делягина трудно спорить. Однако мне кажется, что дело не в Медведеве как таковом, а в той позиции, которую заняло государство в отношении экономики и которую с тем или иным градусом упорства и настойчивости проводит уже почти четверть века.

В фундаменте этой политики лежит вероучение неолиберализма, которое, соединившись с политикой глобализации, составляет принципы Вашингтонского консенсуса: уход государства из экономики, приватизация, дерегулирование, открытость рынков. Мировой опыт нескольких десятилетий показывает, что ни одной из стран, применивших у себя это учение, не удалось с его помощью развиться и разбогатеть, а вот обеднеть и примитивизироваться – это пожалуйста. От Аргентины до Монголии, от некогда братской Болгарии до бывших республик советской Прибалтики – повсюду страны среднеразвитые превращаются в экономическую пустыню.

Принципы Вашингтонского консенсуса – это составная часть глобальной политики неоколониализма, которую с успехом и выгодой для себя проводят современные хозяева жизни. Эта политика состоит в превращении стран недостаточно развитых в вовсе не развитые и в силу этого максимально зависимые от развитых стран. То есть консервируется и усугубляется их отсталость. В сущности, это предпродажная подготовка стран, проводимая под вывеской развития и модернизации. Что, по сути, происходит и в России.

Я о том, что у России вот уже третье десятилетие нет экономической политики – в смысле осознанной деятельности по развитию народного хозяйства. Участие государства в экономике сводится к выколачиванию денег из наличных экономических объектов для раздачи населению: чтобы и бояре были довольны (это в первую очередь), и людишки по возможности не вякали.

Полагается считать, что никакой экономической, а паче того промышленной, политики, и не надо вовсе иметь. Государство не должно вмешиваться в экономику и уж тем более участвовать в ней непосредственно. Вот и Медведев пишет: "На фоне замедлившегося экономического роста мы должны добиться, чтобы государство не занимало неоправданно много места в экономике. А госаппарат не создавал излишних помех для предпринимательской деятельности".

Здесь имеется невысказанная презумпция: если чему-то не мешать, то оно придет к успеху и процветет само по себе. Однако жизненная практика в любых областях свидетельствует, что дело обстоит совсем не так и даже противоположным образом: всё брошенное на произвол судьбы способно только ветшать и разваливаться. Долли Облонская из толстовской "Анны Карениной" верно понимала: сама собой не возникает даже кашка детям на завтрак – и таким пустяком надо руководить и распоряжаться.

Медведев в упомянутой статье, опубликованной в "Ведомостях" и посвященной мерам по спасению российской экономики (о чем он вновь говорил в своем выступлении на недавнем Международном инвестиционном форуме "Сочи-2013"), утверждает: государство должно еще более устраниться от воздействия на экономику.

Вообще-то, довольно пикантно: государство своими действиями разорило экономику, а теперь изящным жестом из неё устраняется, доверив развитие частному бизнесу. Медведев вспомнил и про малый бизнес, который в очередной раз призвал поощрять и поддерживать.

На самом деле, в России нет никакой реальной силы, кроме государства, которая могла бы обеспечить поступательное движение и развитие экономики. Увы, нет у нас никакого частного бизнеса, способного и готового решать крупные задачи. А есть олигархи, по существу современные бояре, которым при дележе советского наследства были даны на кормление большие куски бывшей госсобственности. И есть еще мелко-средние предприниматели, торговцы по преимуществу, питающиеся ошмётками со стола крупного бизнеса.

Ни те, ни другие инновационным развитием, всякими там НИР и НИОКР заморачиваться не станут. Они ориентированы на краткосрочные и простые проекты. А делать что-то крупное, сложное и долговременное не могут, не умеют. В результате повсеместно происходит откат не только от современного международного передового уровня, но даже и от того хорошего, что было в советские годы.

Вот пример. В бывшем совхозе в Сальской степи, частью разделенном на паи, частью проданном, тридцать-сорок лет назад была неизмеримо более высокая культура земледелия, чем мы, теперешние владельцы, способны обеспечить. Была развитая система орошения, сельхозавиация, даже штатный энтомолог был… Сегодня дело ведется лишь в объеме необходимого минимума. И это далеко не худший вариант. Худший – это брошенные поля.

Словом, возлагать надежды на то, что государство будет только "поддерживать", улучшать климат, а также "укреплять инвестиционный имидж России" (есть и такое прелестное занятие), а работать будет кто-то другой, - не стоит. В России все успешные модернизации происходили по инициативе и силами государственной власти. Самые известные и крупные – это модернизации Петра I и сталинская индустриализация.

Задача государства в первую очередь - выработать образ результата: какие именно отрасли развивать, где, какими силами и средствами. Имея образ результата, можно строить планы. План – это не "дорожная карта", не "программа", не "нацпроект" - это цель, срок, ресурсы, ответственные, увязка с другими планами. Государство, по моему убеждению, должно выступить само и в качестве заказчика, и в качестве подрядчика "великих работ". А в качестве своих субподрядчиков оно может в каких-то случаях нанять и частников. Или отдать какие-то работы частнику на аутсорсинг. Тут и мелкому бизнесу дело найдется.

Для этого государству, конечно, придется освоить систему гибкого протекционизма, иначе все попытки модернизации превратятся в таскание воды в решете. Одновременно не обойтись без перекрытия каналов утечки денег за границу. Даже коррупция и воровство не так опасны, если деньги тратятся дома.

Необходимо прописать картину нашей жизни через пять-десять-пятьдесят лет. Картина должна быть привлекательной, чтобы каждому захотелось засучить рукава - и предпринимателю, и работнику.

Присылать мне ответы на мой комментарий