мнение
Борцова Татьяна

Борцова Татьяна: "Столыпинское" метро сделает людей добрее

Не открою секрета: московское метро в час пик переживает перегрузки, близкие к критическим. Чтобы удерживать ситуацию в рамках, сотрудники должны уже не просто выполнять инструкции, а изощряться в иезуитских хитростях – по сложной схеме переключать эскалаторы, менять направление движения в переходах, жонглировать ограждениями и пускать поезда укороченными маршрутами…

Вот переход с "Боровицкой" на "Арбатскую". Четыре эскалатора, два из которых идут вниз, а два – вверх. Толпа людей, стремящихся попасть к "верхним" эскалаторам, начинается в лучшем случае в середине вестибюля (а в худшем случае – ближе к концу). Около пяти-десяти минут пассажир "пингвиньим шагом" приближается к вожделенной лестнице. И вдруг – вход на один из двух эскалаторов загораживают, он идет вверх пустым! Люди, впервые попавшие в это место, начинают возмущаться.

Но "счастливые завсегдатаи" знают, что мера вполне оправдана. Дело в том, что эскалаторы ведут не на саму "Арбатскую", а в небольшой зал, из которого есть два узких выхода на станцию. Люди просачиваются через выходы медленно, и постепенно зал переполняется… И вот пассажирам, поднявшимся на эскалаторе, становится попросту некуда сходить. Это могло бы привести к трагедии, если бы дежурная не следила за наполнением зала по видеомонитору и время от времени не закрывала бы доступ на одну из лестниц.

Тем временем кто-то пытается, наоборот, перейти с "Арбатской" на "Боровицкую"… Для этого надо проникнуть в те самые проходы, через которые народ выливается на "Арбатскую". По задумке архитекторов, один проход должен работать "на вход", а другой – "на выход". Но сейчас все задумки забыты, и все решает сила толпы. В ожидании той минуты, когда можно будет втиснуться в переход, на "Арбатской" тоже скапливается огромное количество людей.

А вот "Алексеевская". Один-единственный наземный вестибюль, построенный в ту пору, когда вокруг расстилался респектабельный жилой район для советских чиновников и людей искусства. Никому в голову не могло прийти, что через несколько десятилетий в этом районе появится огромное количество офисов, а квартиры мелкой советской элиты унаследуют или перекупят менеджеры среднего звена, которым каждый день надо ехать на работу на другой конец города.

И вот – в час пик едва ли не вся площадь перед вестибюлем заполняется толпой, медленно просачивающейся через немногочисленные узкие двери. Как нетрудно догадаться, особенно "весело" это в мороз, в жару или в дождь.

Обратите внимание, что перечисленные станции не относятся к самой страшной категории – рядом с ними нет ни одного вокзала или автовокзала. А творящееся на "вокзальных" станциях – это вообще сюжет для фильма ужасов. Создатели этих станций не предвидели столь мощных потоков людей. И главное – там много приезжих, пока не усвоивших многочисленные неписанные правила, которые позволяют жителям столицы автоматически лавировать в этой преисподней по своему ежедневному маршруту.

Так что же означает в такой ситуации запуск поездов с убирающимися сидениями? А ничего особенного. Это просто еще одна маленькая хитрость, которая позволит хоть ненадолго оттянуть маячащий на горизонте коллапс. Но руководство метрополитена сейчас не в том положении, чтобы пренебрегать хоть какой-то возможностью освободить место.

Многие москвичи высказывают возмущение и обзывают нововведение "столыпинскими вагонами". По их мнению, пассажиров будут перевозить "как скот". Хочется спросить – а сейчас вы на кого похожи? Неужели, повиснув с поджатыми ногами между чьими-то спинами и пытаясь на одной из них примостить свою раскрытую книжку, вы помните, что где-то там, у окон, есть сидячие места, которые разом делают везунчика Человеком с большой буквы?

Кто-то говорит, что из-за отсутствия сидений в метро станет невозможно ездить старикам, инвалидам и беременным женщинам. Откроем секрет: этим людям уже давно практически невозможно ездить в метро в час пик. И они должны понимать, что решаться на такую поездку можно лишь в самых крайних случаях.

Это не дискриминация. Просто пользование метрополитеном в час пик – это нечто вроде работы сталеваром или экстремального вида спорта. Выдерживают только сильные, и то с трудом. Пенсионер ведь не будет жаловаться, что пришел в сталелитейный цех, поработал, и ему стало плохо?..

Кроме того, в "стоячих" вагонах обещают оставить по нескольку сидений – как раз для "особых категорий граждан". Да, традиция радостной уступки мест давно ушла в прошлое (даже внешне молодые люди сейчас чертовски устают и имеют букеты хронических болезней). Но, что бы там ни говорили, отказывать старику или инвалиду в ответ на прямую просьбу (или даже просто проникновенный взгляд) мало кто решается.

А главное – откидные сиденья вообще-то уже введены в некоторых московских автобусах. Правда, откидывать или не откидывать их – решает не персонал (как это будет в метро), а сами пассажиры. Так вот: при всей "свободе воли" очень мало кто пользуется этими сиденьями в час пик. Люди предпочитают стоять, но занимать меньше места и не терпеть на себе укоризненных взглядов. Лишь совсем немощные старушки, которые попросту не держатся на ногах, решаются раздвинуть остальных пассажиров в стороны и усесться со всеми удобствами.

А значит, и в метро на практике мало кто возмутится этой инициативой. Более того – может быть, люди даже станут чуть добрее друг к другу. Ведь им будет уже не за что конкурировать. Вы только представьте – вместо того, чтобы при открытии дверей распихивать друг друга локтями и нестись к вожделенным сидячим местам, пассажиры будут чинно проходить в вагон.

Присылать мне ответы на мой комментарий