мнение

Вот уже четыре года подряд военные эксперты будоражат общественное мнение тревожными оценками хода испытаний самых современных российских баллистических ракет морского базирования "Булава", предназначенных для вооружения новейших стратегических атомных подводных лодок проекта 955 "Борей". Острота вопроса имеет два аспекта.

Во-первых, если "Булаву" ждет провал, то морская составляющая ядерных сил России окончательно и бесповоротно потеряет возможность конкурировать с аналогичной американской системой вооружений. Во-вторых, в этот проект вбуханы гигантские средства — по некоторым оценкам, до 40 процентов годового оборонного бюджета. Общество вправе требовать соответствующей отдачи от таких капиталовложений. Но у многих экспертов не было и нет уверенности в том, что "Булаву" ждет успех.

Этот проект с самого начала пошел наперекосяк. По причинам, о которых можно только догадываться, госзаказ на создание этой морской  ракеты отдали сугубо сухопутному Московскому институту теплотехники, который никогда ничем подобным не занимался. Естественно, там наделали столько ошибок, что руководство страны полтора года назад вынуждено было снять с должности гендиректора этого учреждения Соломонова и укрепить институт кадрами. Насколько это способно решить проблему, покажет время. Но имеется немало сомнений.

Например, первый заместитель президента Академии геополитических проблем капитан первого ранга Константин Сивков высказал мне свое убеждение в том, что  проблемы с "Булавой" имеют глобальный характер, свидетельствуют об основательном разрушении технологического потенциала России за годы рыночных  реформ, и наша промышленность теперь не в состоянии создать принципиально новый для нее тип современной ракеты.

Недавно на эту тему мне довелось побеседовать с бывшим главнокомандующим ВМФ СССР адмиралом флота Владимиром Николаевичем Чернавиным. Он рассказал о многих малоизвестных широкому читателю злоключениях "Булавы".

Так сложилось, что на советском флоте с самого начала пошли по пути разработки и эксплуатации ракет на жидкостном топливе. А это очень опасный "груз" для экипажей атомных подводных лодок. Применяемые в ракетах жидкости настолько агрессивны, что прожигают металл. К тому же они чрезвычайно ядовиты.

В советское время на атомных подводных лодках 941 проекта впервые установили  твердотопливные ракеты. Но тогда по технологическим причинам наша промышленность могла их изготавливать только в очень больших габаритах. АПЛ 941 проекта имела 20 ракет по 90 тонн весом каждая. И каждая несла по 10 ядерных зарядов с индивидуальным самонаведением и большой точностью поражения. То есть одна АПЛ могла уничтожить до 200 значимых целей, можно сказать, городов.

Все эти ракеты делали крупнейший конструктор ракетно-космической техники Владимир Челомей и его фирма в Миасе. "Еще когда я был главкомом ВМФ СССР, - вспомнил Чернавин, - мы начали разрабатывать ракету, подобную "Булаве", взамен наших тяжелых ракет на лодках 941 проекта. К сожалению, после смерти Челомея нарушилась преемственность. Возглавил фирму один из помощников Челомея. Мы давали ему большие средства на совершенствование этой тяжелой ракеты — уменьшение габаритов, повышение точности. С развалом СССР эти работы приостановились.

А когда руководство страны решило их возобновить, за основу взяли не морскую ракету, а сухопутную - "Тополь М". Соответственно, сменили конструкторское бюро. Задумка была соблазнительной — сделать одну универсальную ракету и для сухопутчиков, и для моряков. Это значительно удешевило бы производство.  Не учили того, что фирма, которая делала "Тополя", о морских ракетах никакого представления не имела.

Помню курьезный случай. Когда специалисты "Тополей" узнали, что лодочная ракета должна запускаться во время движения АПЛ, они за голову схватились. Ведь "Тополь" стреляет с неподвижной платформы. Всё нужно было кардинально менять в расчетах. Сухопутное КБ встретилось с проблемами, которые Челомей уже решил, а тут предстояло изобретать велосипед.

Другая, мягко говоря, ошибка была допущена при удешевлении самого хода разработки ракеты. У Челомея было отлажено так. После создания образца начинались так называемые бросковые испытания. Для этого на Черном море у нас была специально переоборудована старая дизельная подводная лодка. В неё вставили ракетную шахту. Из неё выбрасывалась ракета, в которой включалась аппаратура. Таких испытаний нужно было не менее двух. Только после этого переходили к другим испытаниям, которых было множество.

"Рыночное сознание" в новых российских условиях подсказало руководителям проекта идею экономии на испытаниях. Никаких предварительных испытаний, а сразу ставить "Булаву" на подводную лодку, и все мероприятия проводить одним махом, пропустив некоторые испытательные этапы. Теперь мы все видим, в какую "копеечку" для государства стало это "удешевление".

Испытаниям конца не видно, а "Булава" не летит. Но отступать некогда. Хотим мы этого или не хотим, но доводить до ума "Булаву" придется. И разработчика некогда менять. Сухопутчики уже столько набили шишек, что в основном набрались опыта и доведут дело до конца, однако это опять-таки будет стоить немалых денег. Но теперь уже меньше, чем если бы мы сегодня запустили разработку ракеты с нуля. Конечно, в принципе морскую ракету не нужно было давать этим людям строить. Теперь приходится выкручиваться. И сорить средствами. Но, уверен, "Булаву" все-таки заставят летать".

Хочется верить. Для этого появились некоторые основания. Первый атомоход серии "Борей" - "Юрий Долгорукий" в 2011 году закончил ходовые испытания и провёл четыре успешных  пуска "Булавы". А в конце прошлого года на совещании в Воткинске  вице-премьер Сергей Иванов сообщил : "В России уже изготовлено необходимое количество ракет "Булава" для оснащения первой АПЛ "Юрий Долгорукий".

Если учесть, что на "князе" 12 ракетных шахт, получается, что минимум такое же количество ракет "Булава" уже вышло из цехов Воткинского завода.  Как говорится, Бог в помощь!

По некоторым данным, "Юрий Долгорукий" после завершения испытаний и принятия на вооружение ракеты "Булава" должен был быть передан Тихоокеанскому флоту в 2011 году, но затем сроки сдвинулись на лето 2012 года. Под подводные лодки проекта 955 "Борей" на военно-морской базе в Вилючинске уже "модернизировали основную часть инфраструктуры — начиная от пирсовой зоны и заканчивая учебным центром".

Присылать мне ответы на мой комментарий