мнение
Ермаков Дмитрий

Ермаков Дмитрий: Много туристов Египту даст лишь смена концепции

Мой давнишний друг посетил Египет в 2011 году, почти сразу после снятия российским МИДом негативных рекомендаций о туристических поездках в Шарм и Хургаду. Вернувшись из этой страны, где уже отгремел Тахрир и прозвучали воинственные лозунги исламистов, он — будучи изрядным русофилом и где-то даже чрезмерным патриотом — сказал: "Как же хорошо там люди друг к другу относятся. У нас такого нет. Не ожидал".

Я хочу, на всякий случай, подчеркнуть: это была не просвещенная Европа и даже, например, не "продвинутый" в смысле цивилизации Стамбул. Это был Египет, в котором еще не осела пыль революции. В котором большинство населения находится на грани бедности и за нею.

Безусловно, мой друг как человек, любящий комфорт и вообще имеющий широкий кругозор, этим летом поедет отдыхать, скорее всего, в другую страну: в ту же Турцию или Хорватию, например. Но Египет — снизивший, к тому же, цены на отдых в связи с негативной реакцией в прессе — был и остается для жителей Европейской части России единственным курортом в пределах пятичасовой доступности, куда можно слетать в любое время года. И неудивительно что, по отзывам турагенств, многие наши граждане начинают открывать зарубежный отдых именно с этой страны. Турция, правда, более популярна, но она дороже.

Хотя качество отдыха во многих отелях Египта оставляет желать лучшего — массовость и поведение туристов а-ля "Тагил рулит!" не способствуют хорошему сервису. Все, кто бывал там, подтвердят, что пьяных русских на пляжах Красного моря хоть и меньше, чем на Черном, но тоже хватает.

Однако есть и контраргумент в защиту Страны пирамид: тур в Сочи стоит зачастую в два раза дороже, чем в Шарм-эль-Шейх. И это без перелета. А наши люди, в массе своей, руководствуется в первую очередь соображениями кошелька.

Так что никакие исламисты их не остановят, равно как и новости об акулах. Многие наши сограждане, к слову, вообще ничего о египетских выборах не слышали, поскольку политикой не интересуются. Теперь же по поводу исламистов.

Что страшного в названии партии "Братья-мусульмане"? Египет — страна исламская, а, кроме того, слова "исламист" и "исламский радикал" всё-таки не тождественны.

В Тунисе, туристической Мекке французов, к власти тоже пришли исламисты, однако по этому поводу истерики никто не раздувал, а для отдыхающих ничего не изменилось. Более того, российские турфирмы даже пытаются в этом году расширить географию массовых путевок по Тунису. Местным же властям, к какой бы партии они ни относились, это только на руку.

Можно привести примеры еще двух стран с весьма строгими исламскими традициями — Объединенные Арабские Эмираты и Малайзию, которые ежегодно делают на туризме миллиарды долларов. Да, в ОАЭ как-то арестовали любовную пару англичан за секс на пляже. Но согласитесь: не факт, что англичане были правы.

Что же касается Египта и пресловутых заявлений о запрете алкоголя и бикини на пляжах страны, то три дня назад посол государства в России Алаа Эльхадиди заверил: все нормально, таких ограничений при новом президенте не будет.

К тому же, несмотря на тахрирские беспорядки и гибель людей, в Египте все же победила демократия. Сначала прошли парламентские, а теперь и президентские выборы, создается новая конституция. Кроме того, победителя второго тура президентских выборов Мохаммеда Мурси определил Высший военный совет, который вряд ли заинтересован в тотальном введении шариата.

Так что с военными новоизбранному президенту придется считаться, а это означает, что его реальные полномочия далеко не так широки, как у Мубарака. И захват власти исламистами вряд ли возможен: армия, которая стоит на стороне генералов, представляет собой слишком мощную силу. Беспорядка в стране она не допустит.

При этом военные абсолютно не заинтересованы в вовлечении Египта в ближневосточный конфликт и, тем более, открытое противостояние с Израилем. Говорит об этом и Мурси: как известно, он заявил Бараку Обаме, что Египет будет соблюдать соответствующие международные договоры, если так же будет поступать и израильская сторона.

В совокупности всё это означает, что туристам в Египте бояться нечего. Но вот поедет ли туда больше людей, чем раньше, — это вопрос. Что может появиться в стране такого, чего не было при Мубараке? Новых пирамид там не построят.

А менять формат отдыха власти вряд ли будут: принципиальное улучшение качества сервиса приведет к удорожанию, и тогда местные пляжи точно проиграют в конкурентной борьбе с анталийским. Если же, напротив, играть ценой и сбросить прайс на гостиничные услуги еще больше, это, как считают специалисты, сильно ударит по качеству сервиса и техническому состоянию отелей. Поползут негативные отзывы в Интернете, на которые весьма падки читатели.

Каким образом египтяне хотят привлечь к 2017 году в 2,5 раза больше туристов, чем в 2010-м, они подробно не раскрывают. Прозвучали слова о расширении спектра туристических программ, маршрутах для джип-сафари, восстановлении круизов по среднему течению Нила. Но ведь это не массовый продукт, который привлечет 15 миллионов новых гостей.

Остается только гадать, откуда они возьмутся. Влить огромные деньги в гостиничный сектор по примеру ОАЭ? Но Египет не сидит так же плотно на нефтяной трубе, чтобы позволить себе построить отели-дворцы, а потом играть туристическими спецпредложениями, не рискуя при этом прогореть.

Так, может, заявление про 25 миллионов туристов — просто популизм? Пока, к сожалению, других выводов не напрашивается. И дело тут даже не в экономике как таковой, хотя и в ней тоже: в бедный, слабо развитый в технологическом плане Египет едет в два раза меньше отдыхающих, чем в застроенную ультрасовременной архитектурой Малайзию.

Но главное – в другом: туристы приезжают смотреть на что-то конкретное. В Египте это, в первую очередь, древности и коралловые рифы. А чтобы создать другие аттракции, способные владеть умами миллионов, нужно потратить не только огромные суммы денег, но и совершить прорыв в общественном сознании египтян.

Туризм должен стать частью экономической и социальной концепции, которую хочет развивать не только правительство и жители прилегающих к морю узких полосок курортной земли, но и любой египтянин, желающий своей стране благоденствия.

И вот когда каждый ее житель станет встречать гостя с радушием и улыбкой, когда к путешественникам из Европы перестанут подбегать толпы нищих, когда водители туристических автобусов получат квалификацию, сводящую почти к нулю риск аварии, когда страну перестанут массово воспринимать как землю "диких арабов" — вот тогда 25 миллионов и станут реальными.

Кстати, о подобной смене концепции нужно призадуматься и России, если она хочет быть массовым туристическим направлением.

Присылать мне ответы на мой комментарий