мнение
Губарев Владимир

Губарев Владимир: Никчемный ядерный звездолет для Марса

Мечтать, конечно, не грешно. Более того, убежден, что без мечтаний просто жить невозможно, а тем более стремиться в будущее.

Но вот есть одна особенность: мечта должна быть не только романтичной, но и практичной. Такой, что осуществить можно, а потом не разочароваться. Когда речь идет о Марсе, то последнее как раз и ожидает нас, людей.

Мы стремимся к Марсу, слетаем туда, а потом будем долго сожалеть, что сделали это, потому что там скучно, неинтересно, и ничего необычного нет. В общем, все известно…

Мрачная перспектива? Безусловно. Но она реальна. А потому обратимся к обещаниям, которые недавно прозвучали. Я имею в виду создание ядерных двигателей для ракет, которые будут летать к дальним мирам. Точнее – к Марсу.

"Ядерная энергетическая установка мегаваттного класса для корабля, который сможет осуществлять дальние космические полеты, будет готова к 2017 году, - заявил глава кластера ядерных технологий фонда "Сколково" Денис Ковалевич. - В данный момент уже начались испытания по некоторым видам топлива, а сразу после этого начнется рабочее проектирование ядерной установки. В 2013 году могут появиться ее первые узлы"

Его тут же поддержал глава Роскосмоса Владимир Поповкин: "Опытный образец ядерной энергодвигательной установки для корабля, предназначенного для дальних космических полетов, будет сделан в 2017 году… Россия здесь лидер. Росатом разрабатывает ядерный реактор, мы разрабатываем всю остальную часть".

Понятно, почему столь сенсационные заявления делает Ковалевич – ему нужно как-то оправдать существование кластера в "Сколково". Но зачем об этом говорит глава Роскосмоса, которому по долгу службы положено знать, что такой двигатель существует уже полвека?!

Сенсация-то, оказывается, не первой свежести…

О необычных проектах мне доводилось беседовать с академиком Пономаревым-Степным. Именно он в Институте атомной энергии имени И.В. Курчатова отвечал за использование реакторов на транспорте, в воздухе и космосе. Николай Николаевич рассказал, что его дипломная работа была посвящена "прямоточному двигателю для летающей ракеты".

- Так как надо нагреть большое количество воздуха для двигателя, то реактор получался достаточно большой. Диаметр его был около трех метров, - рассказал академик. - Воздух в реакторе нагревался до полутора тысяч градусов… Рассматривалось, кстати, два варианта прямоточного двигателя. Один - на обычном топливе, другой – на ядерном. Взаимодействовали мы с НИИ-1, во главе которого стоял М.В. Келдыш, с рядом конструкторских организаций. Особенно тесно с КБ академика А.М. Люлька, а потом и с КБ академика А.Н. Туполева.

- Значит, это было вполне реально?! - спросил я.

- Да, на Ту-95 был установлен реактор. Кабина нормальная, но с "теневой защитой". За ней находились пульты управления реактором. Я как оператор летал на этом самолете. Было 16 полетных заданий, и все мы их отрабатывали. Полеты проводились на разных высотах. Исследования были проведены в полном объеме.

На таком реакторе мы нагревали водород до температуры выше трех тысяч градусов. Ее вполне достаточно, чтобы тяга ракеты была хорошей. Американцы получили результаты хуже: они достигли температуры около двух с половиной тысяч. Этого мало, чтобы лететь на Марс.

Тогда о марсианском полете даже еще не мечтали. Ну а для других целей "атомный двигатель на ракете" был не нужен. Впрочем, один такой реактор до сих пор работает - в Семипалатинском центре Казахстана.

Вообще же, ядерная энергия используется в космосе очень широко. Особенно в военной области. Ни одна другая армия мира, кроме российской, не имела на вооружении в космосе установок с ядерными реакторами. К примеру, благодаря "Буку" все стратегические объекты на море находились под наблюдением наших военных.

Реактор "Бук" давал достаточно энергии для работы мощного радиолокатора. Кроме установок "Бук", для космических аппаратов были выпущены 20 установок "Бета-2", 40 установок "Бета-3", 240 устройств "Дельфин" и другие.

Ну а радиоактивные изотопы используются в космической технике и технологии достаточно широко, например, при обеспечении автоматической стыковки летательных аппаратов, при включении двигателей торможения и в некоторых других случаях.

Так что обещания о создании "ядерного двигателя" для полетов в дальнем космосе вполне реальны. Вот только пока невозможно ответить на вопрос, а зачем их создавать. Ведь пока в нашей космической программе нет проектов таких полетов, а американцы не просят нас сделать такие двигатели для той экспедиции на Марс, в которую они собираются в обозримом будущем.

Присылать мне ответы на мой комментарий